Особенности художественно стиля шумеров

Одним из способов создания человеческого образа в искусстве был подробный рассказ о его действиях, другим — воспроизведение его таким, как его знает разум, а не таким, как его видит глаз. Поэтому художник избегал случайных поз, поворотов и жестов, но передавал наиболее полную, общую характеристику образа. Такой наиболее полной характеристикой человеческой фигуры оказался трехчетвертной или полный поворот плеч, профильное изображение ног и лица, а глаз – в фас; равно как речной ландшафт при таком видении вполне логично изобразить волнистыми линиями – зигзагами, птицу — в профиль, но с двумя крыльями, животных — тоже, в основном, в профиль, но с какими-то деталями фаса (глаз, рога).

Такой принцип изображения неизбежно вел к канону. Но в искусстве раннего Шумера мы то и дело натыкаемся на отступление от вырабатывающихся правил. Несколько рабов в шествии на сосуде представлены в полный профиль, на печати «Избиение пленных» видна явная попытка изобразить движение, и обнаженные скорчившиеся фигуры как бы извиваются под ударами в позах, несомненно, «случайных» (в то время как человек в одежде, с длинными волосами — господин? — изображен в позе строго канонической); лев, нападающий на животное, иногда показан сверху и частично в фас.

Соединение традиционных приемов и черт, найденных непроизвольно, случайно, можно найти и в скульптурной голове богини из Урука, и, возможно, этим следует объяснить необыкновенную выразительность и красоту этой головы, одного из лучших шумерских памятников.

Собственно скульптуры, тем более монументальной скульптуры, в искусстве раннего Шумера мы не встречаем, если не считать маленькие скульптурные фигурки животных, очень выразительных и часто точно воспроизводящих натуру.

Гораздо характернее для шумерского искусства глубокий рельеф, почти горельеф. Но впечатление такое, что художник не столько хочет вырваться из плоскости, сколько боится, не смеет оторваться от нее. Поэтому и голова из Урука, размером немного меньше человеческой, была плоско срезана сзади и имела отверстия для крепления на стену. Утраченный головной убор, потеря инкрустации глаз и бровей, а также частично отбитый нос не портят выразительности облика, достигнутой очень скупыми средствами: сочетанием черт, трактованных канонически, как это можно судить по другим скульптурным памятникам Двуречья (например, огромные глаза – символ всевидения, проницательности и мудрости), со слишком маленьким подбородком, тонким длинным ртом, крупным носом. Мягкой, едва уловимой моделировкой подчеркнуты складочки, идущие вниз от крыльев носа и придающие всему облику богини выражение надменное и несколько мрачное.