Искусство государства Мари

Еще теснее было связано с южным Двуречьем государство Мари, возможно, возникшее как колония выходцев из низовьев Евфрата. Раскопки французской археологической экспедиции в Мари позволили ознакомиться с храмовой скульптурой и стенными росписями вавилонского Времени; кроме того, археологами был вскрыт огромный дворцово-храмовый комплекс — знаменитый царский дворец в Мари, о великолепии которого сохранились восхищенные отзывы современников. Дворец представляет собой разросшийся жилой дом и в этом плане ничего нового не содержит (равно как и традиционный храмовый комплекс). Интересен только вход в главное помещение, оформленный двумя башнями по сторонам, а также парадные залы с росписями культового характера. Это большая сухая иератическая композиция, изображающая богов и богинь в традиционных позах и в каноническом трехчетвертном развороте, с орнаментальным обрамлением в виде волнистых линий. При всей статичности изображения сцены производят впечатление гармоничными сочетаниями красновато-коричневой гаммы и контрастами белого и черного цвета.

Хуже центральной композиции сохранились другие части росписи, содержащие живые и яркие сцены совсем иного плана: рыбак, несущий свою добычу на плече, воин, пораженный дротиком, сбор плодов с финиковой пальмы. Здесь вводятся зеленый и голубоватые тона, и в фигурах, позах, форме деревьев ощущается явное знакомство мастера с египетскими росписями, чему есть и прямое свидетельство: цветок лотоса, спускающийся с пояса царя в одной из плохо сохранившихся сцен. И в росписях и в одной из керамических форм для печения встречается попытка перспективного изображения, видимо, результат случайного наблюдения.

Действительно, «искусство всегда может и умеет то, чего хочет, но и только то, чего хочет», — проблема пространства не ставилась в древневосточном искусстве, равно как и проблема движения, которую заменяли задачи чисто композиционного порядка.

Как и в египетских росписях, в росписях из Мари заметно разнообразие этнических типов персонажей, и в этом плане особенно интересен воин, пронзенный дротиком. Его головной убор и тип клювоносого лица с маленьким подбородком очень близки небольшой алебастровой голове, происходящей также из Мари.

Очень суммарно и скупо проработанные черты лица говорят о высоком чувстве пластики создавшего ее мастера. Предполагается, что перед нами образец хурритского искусства, о котором речь пойдет ниже. Остальная известная нам скульптура Мари выполнена в духе нижнемесопотамских традиций: это наиболее ранняя по времени статуя правителя Эбих-Иля, статуя Иштуп-Илума и ряд других.

Статуя богини Иштар, найденная в храме, стилистически близка скульптурным портретам времени Гудеи и III династии Ура. В руках богиня держала сосуд, и через его дно шел канал внутри фигуры богини. Сама же статуя, стоящая у стены, соединялась с каналом за стеной. Видимо, она играла важную роль в ритуальных праздниках культа плодородия: в нужный момент достаточно было пустить воду по каналу, чтобы струя фонтаном брызнула из сосуда. Такое функциональное соединение архитектуры со скульптурой до сих пор еще не встречалось.