Искусство Финикии

Районы предгорий и гор богаты ценным лесом. Близость моря, удобные естественные гавани, соседство островов, богатых полезными ископаемыми (как, например, древняя Аласия—Кипр), способствовали раннему развитию мореходства и обменной торговли, особенно в Финикии, и обеспечили этим странам роль посредника между Европой, Африкой и Азией. С другой стороны, интерес уже сложившихся государственных объединений к природным богатствам побережья и поиски выходов на побережье для торговли привели к тому, что эти области очень рано стали ареной борьбы. В ней участвовали и Египет, и страны Двуречья, и хетты, и хурриты, и позднее Ассирия. Значительно меньше, чем другие страны, страдала от этой борьбы Финикия, чья прибрежная полоса защищалась крутыми горами.

Богатые финикийские города развивались преимущественно как торговые и ремесленные центры. Для их искусства характерно преобладание мелких форм, главным образом художественного ремесла. Работа на экспорт или по заказу развила у мастеров широкий кругозор, приучила их к разнообразным техническим приемам и стилистическим манерам, а также к виртуозности исполнения. Не важно, что при этом постоянно нарушались законы построения, терялась логика внутреннего содержания – зато из этой смеси разнородных элементов рождалось ощущение подлинной декоративности.

Типичным примером можно считать памятники из Угарита и из Библа. Золотой церемониальный топор, найденный при раскопках «храма обелисков» в Библе был выполнен в сложной технике грануляции, в которой древние финикийцы добились высокого совершенства. Там же был найден и золотой кинжал с рукояткой — характерный образец финикийской работы: две скрещенные фигурки коз явно шумерского происхождения, одеяние и постановка фигур на плоскости – смешение северохурритского и египетского влияния, общая же композиция сцены говорит о влиянии Крита. Саркофаг царя Ахирама (XI в. до н. э.) из Библа представлял собой каменный ящик на спинах четырех лежащих львов, тела которых вырезаны в глубоком рельефе, а головы выступают в виде протом по концам саркофага. На одной из продольных стенок изображен сам Ахирам, сидящий за трапезой на троне и принимающий приближенных с дарами. На узких сторонах – плакальщицы в одеждах, разорванных в знак скорби, и бьющие себя в грудь либо же рвущие на себе волосы. Одежда царя, приближенных, их прически – типично аморейские, то есть западносемитские. Трон покоится на сфинксах с крыльями сирийского, в генезисе — хурритского типа, а орнаментальный фриз, идущий по верху саркофага в виде гирлянды цветов и бутонов лотоса, вводит нас в круг египетских мотивов.

Характерное для Библа египетское влияние проявляется очень рано — например, бронзовая позолоченная статуэтка XI века до н.э. с чисто египетским положением тела, пропорциями и моделировкой, однако в хурритском головном уборе.