Искусство Элама

Традиции вавилонской культуры гораздо лучше можно проследить по памятникам соседних с Вавилоном государств, чьи судьбы многие столетия были с ним тесно связаны, – восточному соседу Вавилонии Эламу и государству Мари на Среднем Евфрате. Если художественное творчество Элама в конце V—IV тыс. до н.э. оказало определенное влияние на искусство и культуру Шумера, то в последующие периоды, с того времени, когда Двуречье стало ведущим культурным и экономическим центром Передней Азии, Элам находился под сильным влиянием его культуры. Прекрасным примером развития аккадских традиций может слу жить так называемая «голова эламского царя» из Хамадана (Иранский Азербайджан), отлитая из меди и относящаяся, по-видимому, к середине II тыс. до н. э.

Однако уже и в ней под общим «аккадским» впечатлением можно уловить своеобразные, чисто эламские черты. Так, совершенно в иной, чем в Двуречье, манере трактованы линии бровей и нижних век — они не сведены к переносице, но поставлены косой линией, что придает взгляду несколько уклончивое выражение. С незначительными вариациями эти черты позднее будут воспроизведены ив других эламских терракотовых и металлических фигурках, общий облик которых – вавилонский.

То же проявляется и в строительстве. Наряду с повторением форм архитектуры Двуречья, примером чему может служить прекрасно сохранившийся пятиэтажный зиккурат в религиозном центре Элама Дур-Унташе (ныне  Чога-Замбиль), мы встречаем нетипичные для Двуречья подземные сводчатые помещения, служившие, по мнению ряда исследователей, жильем в жаркие летние месяцы. Своеобразны и гигантские эламские наскальные рельефы с изображением культовых сцен (большинство из них скрыты под сасанидскими изображениями III в. н. э.).