Ближневосточные страны во II тысячелетии до н.э.

В этой главе мы вновь возвращаемся к более широкому обзору и включаем в поле нашего зрения те области Ближнего Востока, которые оставили в первой главе на стадии раннеземледельческих догосударственных культур.
Эти области, которые иногда принято называть периферийными областями Передней Азии, территориально составляли окраины по отношению к государствам, сложившимся в долине Тигра и Евфрата. Это Малая Азия, Армянское и Иранское нагорья и средиземноморская область – Сирия, Палестина и Финикия.

Почти все эти страны относятся к зоне богарного, то есть неполивного земледелия; оно зависит здесь от накопления воды в горных реках и ручьях, от дождевых запасов, от влажных ветров, дующих со Средиземного моря. Здесь не было условий для создания государств, объединенных оросительной системой больших рек, и путь развития этих стран был иным. Уровень развития общества, соответствующий возникновению классов и цивилизации Двуречья и Египта, тут был достигнут лишь на грани III и II тыс. до н. э. К этому времени Сирия, Палестина, Финикия и Восточная Малая Азия состояли из множества мелких городов-государств, развивающихся уже на ином фоне, нежели цивилизации Двуречья и Египта: во-первых, сказалось влияние этих соседних цивилизаций, во-вторых, значительную роль сыграло освоение металлов – меди и бронзы.

Этнический состав населения в этих центрах был крайне разнообразен. В Палестине, Сирии и Финикии жили преимущественно племена западных семитов, а в Северной Месопотамии и частично Сирии – хурриты, племена, родственные урартам, появившимся на исторической арене много позже, а также, видимо, некоторым современным народам Кавказа.

В Малой Азии наряду с древнейшим населением — протохеттами, или хаттами, с III тыс. до н. э. появляются племена, говорившие на языках индоевропейской семьи — неситском, лувийском, палайском. Неситы больше известны в истории под неточным названием «хеттов». В Сирийской и Месопотамской степях жили семитские бродячие скотоводы.

Уже со времени освоения низовий Тигра и Евфрата торговля играла в странах Двуречья огромную роль — при бедности природных ресурсов без обмена и торговли они не могли развиваться. Главные торговые трассы Передней Азии проходили через предгорья: одна из них, важнейшая, шла из Нижнего Двуречья на север через реку Нижний Заб к древнему городу Арбеле, а оттуда в Верхнюю Месопотамию и на Иранское нагорье, другая — также через Верхнюю Месопотамию к Средиземноморскому побережью, а оттуда в Малую Азию и Египет. К концу III – началу II тыс. свободный обмен и торговля на Древнем Востоке достигли небывалого размаха. Появляются торговые колонии, и некоторые из них приобретают особое значение.

Картина политической жизни Ближнего Востока резко меняется – на местах прежней периферии стали возникать державы, сменяющие одна другую; многие старые Центры цивилизации в силу разных причин начали отходить на второй план, чему в значительной мере способствовало и постепенное продвижение оседло-кочевых племен скотоводов, которые по мере истощения старых пастбищ продвигались в новые зоны и в конце концов спустились в низинные районы.

В Двуречье, как мы уже упоминали, это были семитские скотоводы амореи. С XX века до н. э. они начинают захватывать власть в отдельных городах, а в первой половине II тыс. правящие династии Двуречья уже исключительно аморейские, амореем был и известный царь Хаммурапи (1792-1750 гг. до н. э.). Вслед за династией Хаммурапи к власти пришла династия горцев с Востока – касситов (с гор Загроса). Но смена династий, как правило, затрагивала лишь правящую группировку, и традиции культуры Нижнего Двуречья сохранялись и развивались.

Искусство Ближнего Востока II тыс. до н. э. предстает перед нами в образе многоликом и пестром. Тем не менее,  можно выделить в этом разнообразии три большие территориально-культурные зоны, которые в значительной мере и характеризуют направление и развитие древневосточного искусства в эту эпоху.

1. Ареал вавилоно-эламской культуры, в которой преобладали традиции, созданные шумерской цивилизацией, и которая в большей степени несет черты городской культуры.

2. Хетто-хурритский ареал, чье значение для культуры II тыс. в последнее время все более и более признается исследователями. Можно, правда с оговорками, назвать эту культуру «культурой горных народов». Она включает в себя как бы цивилизацию второго порядка и соединяет местные традиции, на которых
нередко лежит отпечаток родового строя с его замкнутостью и консерватизмом, с общей для этой эпохи тенденцией заимствования у соседей. Влияние более развитых культур определяет в данном случае соотношение центра и провинции.

3. К третьей группе можно отнести памятники присредиземноморских стран, в первую очередь, сиро-финикийско-палестинского круга; своей «международностью» и эклектичностью, что особенно характерно для памятников прикладного искусства Финикии второй половины II тыс. и начала I тыс., они, пожалуй, более всего выразили дух эпохи.