Архитектура Шумера

Основные черты храмовой архитектуры мы имели возможность проследить на ранних образцах культовых построек южного Двуречья, в частности храма из Абу-Шахрайна (древнего Эредуга). Затем эти черты развиваются и совершенствуются. В Двуречье вообще стремились строить на возвышенных местах, что в какой-то мере предохраняло от частых, временами катастрофических наводнений, поэтому храм стоял на высокой платформе, к которой с двух сторон вели лестницы или пандусы. Святилище храма, обычно прямоугольной, иногда овальной формы, было сдвинуто, как правило, к краю платформы и имело открытый внутренний дворик. В глубине святилища находилась статуя божества, которому и был посвящен храм. До начала III тыс. доступ во все части храма был свободным, но позднее в святилище, равно как и в окружающий святилище дворик, непосвященные не допускались. Главным и почти единственным элементом декора было членение наружных и внутренних стен узкими прямоугольными нишами. Возможно, что храмы расписывались изнутри, но во влажном климате Двуречья росписи не могли долго сохраняться.

Единственный храм раннего времени с росписями, который пока нам известен, — храм в Телль-Укайре: алтарь храма, его внутренние стены и колонны входа были покрыты полихромной росписью (конечно, не фреской — стены просто были раскрашены посуху) с геометрическими узорами и изображениями животных в мягкой красновато-коричневой гамме.

Своеобразно и нетипично здание, обнаруженное в Уруке. Как и большинство памятников шумерской архитектуры, оно дошло до нас в развалинах. Век сырцовой постройки недолог, а глина, точнее, сырцовый кирпич, формованный из нее, часто с примесью рубленой соломы или тростника, был единственным строительным материалом в Двуречье. Деревянными были балки перекрытия и двери, причем привозное дерево ценилось так дорого, что переезжающий из одного дома в другой обычно увозил с собой деревянные части дома. Здание представляло собой обширный замкнутый двор, обнесенный колоннами и полуколоннами с площадкой-эстрадой на одном конце двора и ведущими к ней боковыми лестницами.

Колонны и полуколонны были украшены трехцветной красно-бело-черной мозаикой: каменные или глиняные конусы раскрашивались и втыкались в сырцовый массив стены, имитируя узор тростникового плетения. Уникальность этой постройки, видимо, связывается с ее общественным назначением – перед нами, по всей видимости, помещение Для народных собраний, что характерно для  периода первобытнообщинной демократии (весьма недолгого в истории Двуречья).

К концу III тыс. в Двуречье засвидетельствован еще один тип храма (в действительности он, видимо, появился раньше), который мог быть результатом развития храма первого типа – храм на нескольких платформах — так называемый «зиккурат». Может быть сыграл свою роль обычай возводить храмы главному божеству на одном и том же месте или сказалась необходимость постоянно обновлять легко рушащиеся постройки, безусловно, к этому присоединились и идеологические побуждения: обычно с размерами зиккурата связывались представления о древности поселения; постепенно зиккурат становится главным храмом (в то время, как нижний храм обязательно строится рядом) и до конца эпохи древности остается наиболее типичным для культовой архитектуры сооружением.

Лучше всего сохранились зиккураты в Уре (знаменитый зиккурат царя Ур-Намму, конец III тыс. до н.э.), в Чога-Замбиле (в соседнем с Двуречьем Эламе, середина II тыс. до н.э.) и в Борсиппе (неподалеку от города Вавилона, середина I тыс. до н.э.). Огромный холм осыпавшегося трехступенчатого зиккурата в Уре до сих пор возвышается на 20 м. Верхние, сравнительно невысокие ярусы опирались на громадную, в плане прямоугольную, усеченную пирамиду (43 х 65 м), высотой около 15 м. Плоские ниши расчленяли наклонные поверхности и смягчали впечатление массивности здания. Процессии, двигавшиеся по широким и длинным сходящимся лестницам (на площадке сходилось три марша), казалось, исчезали в месте их соединения. Сплошные сырцовые террасы имели разные цвета: низ — черный (обмазка битумом), следующий ярус – красный (облицовка обожженным кирпичом) и верхний — выбеленный. Возможно, иногда террасы озеленялись. В более позднее время, когда стали строить семиэтажные зиккураты, вводились желтые и голубые цвета. Таким образом, элементы раннего шумерского храма — лестницы, ведущие к центральному святилищу, открытый внутренний дворик в храмике и членение наружных объемов чередующимися нишами и выступами — сохранились и в зиккурате.

С середины III тыс. до н.э. правители Двуречья начали строить себе дворцы со многими внутренними дворами, иногда с отдельной наружной крепостной стеной. Один из ранних дворцов такого типа — так называемый «дворец А» в Кише. Это первый образец соединения в шумерском строительстве светского здания и крепости — система обводных стен защищала дворец не только от врага, но и от жителей города. От богатого жилого дома дворец отличался размером (одна из ранних построек представляла собой в плане прямоугольник размером 75 х 40 м) и количеством жилых комнат, а также прямой парадной лестницей, выходящей на двор для собраний, у вершины которой царь появлялся перед народом. В западной части дворца помещался Узкий зал с четырьмя колоннами (диаметром в 1,5 м каждая) по центральной оси, служившими опорами Для крыши, что не являлось характерным для шумерской архитектуры.

Нововведением можно считать и галерею – зал с колоннами на парапете и стенной мозаикой из раковин, изображавшей боевые сцены. Жилые дома лепились вокруг центрального храмового, а позднее — Дворцового комплекса. Застройка производилась стихийно, между домами были немощеные кривые и узкие переулки и тупики. Дома в основном были прямоугольными в плане, без окон, освещались через дверные проемы. Обязателен был внутренний дворик. Снаружи дом окружался глинобитной стеной. Во многих зданиях была канализация. Поселение обычно обносилось снаружи крепостной стеной, достигавшей значительной толщины.

О подлинно архитектурной организации пространства,  следовательно, можно говорить только применительно к культовым зданиям, в основном — к центральному храмовому комплексу. Участок храма, прямоугольный или овальный в плане, обнесенный стеной, возвышался над остальными постройками. Центральная громада храма с маленьким храмиком наверху, венчающим постепенно сужающуюся, уходящую ввысь постройку, доминировала над поселением и как бы действительно воплощала в себе «связь небес и земли» (так назывался зиккурат в Ниппуре).

В Двуречье с середины IV тыс. до н.э. развивалось почти исключительно сырцовое кирпичное строительство, что в значительной мере обусловило особенности архитектурной формы: простые кубические объемы, отсутствие криволинейных элементов, редкое применение отдельно стоящей опоры — колонны, вертикальное членение плоскостей стены, создающее строгий линейный ритм чередующихся ниш и выступов. Медленность развития общества и стойкость социальных и религиозных традиций способствовали закреплению этих форм на многие и многие века.